Вход пользователя
E-mail:
Пароль:

Проект закона "О стандартизации" вызвал удивление специалистов

29.05.2013

Главный редактор газеты "Промышленные ведомости" Моисей Гельман опубликовал статью "Очередной проект закона «О стандартизации» - свидетельство некомпетентности его разработчиков и заказчиков. Что дальше?", в которой отмечает: "Сегодня в России вместо одного действуют семь (!) различных режимов нормативно-технического регулирования. К каким опасным последствиям это приводит можно видеть на примере пущенных в эксплуатацию на трассе Москва-Петербург скоростных электропоездов «Сапсан», изготовленных немецкой фирмой «Сименс». Для них на трассе специально уложили новые рельсы - японские. Но после первых же 40 тысяч км пробега были выявлены недопустимые дефекты колес поездов, что грозило катастрофами. Оказалось, профиль поверхности качения немецких колес существенно отличается от профиля поверхности японских рельсов, с которыми они взаимодействуют, так как изготовлены вне системных требований по стандартам разных стран. Российские же ГОСТы, которыми пренебрегли, регламентировали комплекс системных требований к качеству исполнения колесных пар и рельсового пути как единой системы с учетом их динамического взаимодействия. Вместе с тем, ничем не ограничиваемая экспансия зарубежных стандартов под вывеской российских чревата окончательным изгнанием с внутреннего рынка отечественной продукции, невзирая на ее качество.
За девять лет после вступления закона в силу на псевдореформу технического регулирования потрачено несколько миллиардов рублей, но ничего почти не сделано – принято менее 20 техрегламентов. Однако более половины из них не действуют, то есть цели реформы не достигнуты. За эти деньги уже давно можно было обновить стандарты и другие нормативные документы, согласовав их с международными с учётом национальных интересов страны, и отказаться от закона «О техническом регулировании».
Хаос в российском нормативно-техническом регулировании, который раскручивали почти 10 лет, теперь перенесен на единую таможенную территорию Беларуси, России и Казахстана. Государственные органы трех стран показали свою несостоятельность в разработке единых технических регламентов Таможенного союза. Произошло это из-за порочности соответствующих национальных законов и надуманности требований техрегламентов. Поэтому и методические принципы их разработки, в том числе критерии выбора предметов нормативно-технического регулирования и самого регулирования не могли быть объективно оговорены межгосударственным правовым актом.
При этом члены Координационного комитета Таможенного союза пошли на опасное сокращение видов продукции, подлежащих обязательной сертификации, а тем самым - на уменьшение числа требуемых единых техрегламентов, чтобы поскорей отрапортовать о завершении ими же составленной программы их разработки. Иначе говоря, налицо продолжение очковтирательства, но уже под прикрытием межгосударственного сотрудничества.. Опасность усугубляется отсутствием уголовного наказания в случае недостоверности подтверждения соответствия продукции нормативным требованиям. При этом во многих единых техрегламентах в сравнении с российскими на одни и те же виды продукции либо существенно занижены требования к ее безопасности, либо вообще исключена обязательность сертификации. Сделано это без какого-либо обоснования. Вот несколько примеров.
В упоминавшемся российском техническом регламенте «О безопасности машин и оборудования» указано 104 вида машин и технологического оборудования, которые применяются в промышленности и подлежат ввиду их большой потенциальной опасности обязательной сертификации. А согласно одноименному единому техрегламенту Таможенного союза обязательной сертификации должны подвергаться машины и оборудование всего 9 наименований. От нее освобождено вообще какое-либо промышленное оборудование, включая горношахтное и нефтегазовое, что совершенно недопустимо. С принятием единого техрегламента Таможенного союза прекратил свое действие одноименный российский нормативный документ, вследствие чего на тех же угольных шахтах и предприятиях нефтяной и газовой отраслей значительно возрос риск аварий и катастроф.
То же самое произошло с единым техническим регламентом «О безопасности лифтов». В нем отсутствует множество норм и положений, содержащихся в одноименном техническом регламенте России, выполнение которых необходимо для обеспечения высокой надежности лифтов и их безопасности для пассажиров на всех этапах жизненного цикла оборудования. Однако в едином техрегламенте нормы безопасности лифтов ограничены только этапом их продажи без учета требований монтажа, последующей эксплуатации, капитальных ремонтов и продления ресурса, демонтажа и утилизации.
В проект единого техрегламента о безопасности синтетических моющих средств из-за беспринципной позиции представителя российской стороны внесены нормы допустимых концентраций вредных веществ, предложенные представителями Казахстана, которые существенно превышают российские. Они выгодны казахстанским изготовителям фосфатов, одного из вредных компонентов стиральных порошков, которых уже давно нет в зарубежных моющих средствах.
Таким образом, после ратификации соглашения о вступлении России в ВТО, российский рынок оказался открытым для опасной и некачественной продукции, что угрожает как безопасности граждан страны, так и безопасности нашего государства.
Во многом этому поспособствует то обстоятельство, что, в отличие от законодательства стран Евросоюза, в России, Беларуси и Казахстане не предусмотрены ни уголовная ответственность, ни разорительные штрафы за поставки некачественной, не соответствующей нормативно-техническим требованиям, продукции. Очень странно, но против принятия межгосударственного соглашения об ответственности за нарушения норм единых технических регламентов выступили представители российских Минэкономразвития, Минпромторга и Минюста, что делает эти документы, как и в России, фактически необязательными для исполнения. Учитывая, что с введением обязательных единых техрегламентов утрачивают силу национальные, ситуация с безопасностью продукции на рынках стран Таможенного союза становится угрожающей (см. «Как в Таможенном союзе готовят аварии и катастрофы. Среди «диверсантов» замечены чиновники Минпромторга России, ведающие государственной политикой технического регулирования» - «Промышленные ведомости» № 7-8, август 2011 г.). К настоящему времени принято всего 14 единых техрегламентов.

Халтура на ниве законотворчества
Очевидный провал «реформы» технического регулирования пытались и пытаются как-то нивелировать многочисленными, но непринципиальными поправками ФЗ и даже реанимацией отмененного закона «О стандартизации» - за последние пять лет Минпромторг и его «дочка» Росстандарт представляют уже четвертый проект этого акта.
Согласно п.1 ст.76 Конституции России федеральные законы имеют прямое действие на всей территории страны. Это означает, что их положения и нормы обязательны для применения всеми и повсеместно. Закон «О техническом регулировании» содержит специальную главу 3, посвященную стандартизации, и его положениями регламентирована добровольность использования стандартов. Поэтому любые требования к разработке теперь уже необязательных стандартов и организации работ в области стандартизации бессмысленно делать предметом иных законодательных и подзаконных актов.
Такие требования являются на самом деле рекомендациями, то есть советами, которым можно не следовать, как, к примеру, курильщики игнорируют призывы Минздрава не курить. Обычно их оформляют в виде внутриведомственных документов или вывешиваемых на заборах агитационных листовок, не подлежащих регистрации в Минюсте, что обязательно только для нормативно-правовых актов.
В сентябре 2008 г. Минпромторг и Росстандарт обнародовали свой первый проект закона «О стандартизации», который не мог не вызвать удивления.

Ценовой и конъюнктурный бюллетень "Нефтегазовое оборудование"
тел.: (499) 154-4353